Путевые заметки от Елены Арендарук

Один день из жизни… 

Середина лета в Зигазе – самая пора сенокоса. Сельчане с утра до вечера косят траву, сушат ее, собирают в копны. Чем больше накосишь – тем сытнее будут животные зимой. Бабе Клаве не для кого косить. Когда-то держала и коров, и овец. Сейчас только куры да кошка Фрося, которая больше относится к члену семьи. В полдень зигазинцы торопятся в магазины – обычно в это время привозят хлеб. Доставляют из Белорецка и из соседнего Тукана, а есть и приготовленный в местной пекарне. Многие сельчане, несмотря на цену (в переводе с рублей – 115 тенге), предпочитают именно последний: он сытный, ароматный, весит целый килограмм. Местный хлеб подвозят на лошади – эту важную обязанность исполняет четырехгодовалый Орлик. Вечер – время отдыха. Старики высыпают на завалинки, а молодежь, приехавшая из города на каникулы, собирается возле уже закрытых магазинов. Деревенская тусовка – это танцы в клубе, а когда он закрыт – общение под музыку и спиртное. Мне вечерами больше понравилось пить чай с ароматным земляничным вареньем. На ночь старалась не кушать, хотя в деревне принято как раз наоборот – здесь ужинают поздно и сытно, чтобы набраться сил для покоса.  

Продолжить
Путевые заметки от Елены Арендарук
«Теть Клань» Моя бабушка – Клавдия Гордеева – живет на окраине Зигазы. На улице, которая носит имя главной гордости деревни – дважды Героя Социалистического труда, металлурга Василия Наумкина, а когда-то именовалась Горной. Ее дом действительно расположен на горе, почти у самого леса. Клавдия Николаевна, или баба Клава, или «теть Клань», как ее, несмотря на разницу в 65 лет, называет соседская девчонка Настя, живет в Зигазе ровно полвека – с тех пор, как вышла замуж и переехала из соседнего Комарово. Дом бабы Клавы – старый, почерневший от влаги – построен еще в 30-х годах прошлого века. Старые традиции здесь выдают вышитые накрахмаленные занавески на окнах и на иконе в «красном углу», кружевные накидки на подушках и печь – сердце дома. Она долгие годы служила бабе Клаве верой и правдой. И сейчас значение печи не уменьшилось: бабушка печет в ней отменные пироги и варит щи, а зимой обогревается. Попробовала наваристые потомившиеся щи и убедилась: в печи она получается гораздо вкуснее, чем на газу. О проникшем в дом бабы Клавы прогрессе говорит лишь спутниковая тарелка. В домах, где живут более молодые зигазинцы, обосновались Интернет с кабельным телевидением. Сотовая связь, правда, ловит далеко не везде. Мне так и не показали гору, на которую нужно взбираться, чтобы суметь позвонить. Первые дни привыкала к особенному языку, которым изъясняется баба Клава. В деревне так говорит практически только она одна – необычные слова когда-то взяла с собой из Комарово. Пока не составила словарь необычных слов, от бабушки не отстала.

Продолжить
Путевые заметки от Елены Арендарук
Путь до Башкирии всегда казался мне «романтичным» Сначала из Тобола до Карталов на электричке, оттуда этим же видом транспорта до Магнитогорска, затем на автобусе до башкирского Белорецка и по «узкоколейке» в деревянных, почти игрушечных вагончиках до Зигазы. Вот уже несколько лет как не ходят ни электричка, ни узкоколейные составы. Потому в деревню ехала «прозаично» – автобусами. В автобусе до Белорецка разговорились с попутчиками. Когда проезжали горнолыжный курорт Абзаково, где любит отдыхать в том числе и президент России, оказалось, что местные жители предпочитают более доступную по деньгам Белорецкую трассу. По их словам, после обустройства там гостиницы, трасса ничуть не будет уступать «президентскому» курорту. До Зигазы по узким извилистым дорогам добиралась долго и пыльно – ливень, который застал по пути в Белорецк, дальше города не пошел. Старалась не дышать глубоко и концентрировать внимание на шикарном пейзаже: бесконечных горах, густо покрытых березами и соснами. А еще удивлялась названиям встречных деревень: Ишля, Бзяк, Майгашля…  

Продолжить
Путевые заметки от Елены Арендарук
Зигаза: до неба рукой достать. В российской глубинке журналист «Магнетита» примерила на себя коромысло, попробовала щи из печи и прочитала в газете 100-летней давности о гибели «Титаника» Елена Арендарук. В затерянной в Уральских горах деревушке со странным названием Зигаза ваша покорная слуга не была почти 10 лет.  И как только представился случай, собрала вещи и рванула на всех парусах в Башкирию – на свидание с детством. Но в дороге даже «паруса» не помогли: от Рудного до Зигазы добиралась более 12 часов. Расстояние все же неблизкое – почти 600 километров.

Продолжить